Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

мышь в доспехах

Калинов мост - «Блеснёт слезой лиловый рассвет»


Дмитрий Ревякин взял старую мелодию «Дом восходящего солнца» - и написал свою собственную песню (а Сукачёв еще и фильм снял потом). Раньше не слышал Калинов мост, только название знал. А они, похоже, неплохи.
мышь в доспехах

Две песни с одинаковым названием - «Трубач»

Трубач Стихи Г.Остера, музыка Вахнюк Борис
--------------------------------------------------
Нам были тропы нипочём,
мы шли на страх врагам.
Он был в отряде трубачом,
он сам просился к нам.

Он с нами шёл и пел про то,
как кровь горит в росе.
И не любил его никто,
и всё ж любили все.

Collapse )



ТРУБАЧ М.Щербаков
--------------------------------
- Ах, ну почему наши дела так унылы?
Как вольно дышать мы бы с тобою могли!
Но - где-то опять некие грозные силы
бьют по небесам из артиллерий Земли.

- Да, может, и так, но торопиться не надо.
Что ни говори, неба не ранишь мечом.
Как ни голосит, как ни ревёт канонада,
тут - сколько ни бей, всё небесам нипочём.

Collapse )
мышь в доспехах

Самая актуальная на сегодня песня для эпидемии

В последние недели все цитируют пораженческое Бродского "не выходи из комнаты".
Меж тем, есть гораздо более актуальный текст (и песня на него, youtube-ролик внизу):
---
Тимур Шаов - Грипп
---
Весь мир - театр, а люди в нем - актеры...
Но нищий в переходе мне сказал:
"Весь мир - бардак, а мы в нем - сутенеры.
Болезни за грехи нам Бог послал!"
Москва не крестится, пока не слышит грома
И гордо заявляет: "Я сама!"
Ниспослан грипп на оба наших дома,
Хвала Создателю, хотя бы не чума!

Весь мир в соплях гриппозного угара.
И коль Творец так карты разложил,
Чихайте так, чтоб чих не тратить даром,
Чтоб заболел лишь тот, кто заслужил.
Чихайте на мерзавцев и подонков,
Пусть лоб у подлецов огнем горит.
Чихайте зычно, смачно и подолгу.
Оружье пролетариата - это грипп!

Как все течет, все из меня!
И из тебя течет, в гриппозном смысле слова.
Да выбрось "Колдрекс" - это все фигня,
Налей перцовочки, УПСА, ну, будь здорова!

Вложите в чих всю горечь от бесправья,
Всю боль обиды, что пришлось в себе носить.
Весь пыл неутоленного тщеславья,
Всю историческую скорбь больной Руси.
Чиновники борзеют год от года,
А мы язык засунем в попу и молчим.
Как я чихнул бы на избранников народа!
Жаль только в Думе пропускной режим.

Стране на все начхать на самом деле.
Всю жизнь проходит босяком и в неглиже.
И, кстати, чихните кто-нибудь на Церетели, -
Пусть отдохнет немного городской бюджет.
А мегаполис кашляет до хрипа,
И Вальсингам болеет в Горках втихоря.
Москва справляет пир во время гриппа.
И вирусы расходует зазря.

Не надо чихать на детей и философов,
На меценатов любезных, на спонсоров,
На докторов, на старушек, на дворников,
Жен музыкантов и жен алкоголиков.
На менестрелей и, в первую голову, -
На Мищуков, Мирзояна, Егорова,
Рабов шестиструнки кагорточку малую,
Бардов и так жизнь не очень и балует...

Надо чихать на соседа сварливого,
Злую жену и на мужа блудливого.
На графоманов, воинственных критиков,
Умных фашистов и глупых политиков.
На дураков, бандюков отмороженных,
Снобов, скучающих с кислыми рожами.
Да не поможет, боюсь, ни черта.
Феличита, феличита...
Феличита, феличита...
мышь в доспехах

Сергей Семянников. Интересные стилизации под Высоцкого - записи старые, 80-х, но я раньше не слышал.

Время - 83-87 гг. Сергей Семянников, как я понял, писал свои стихи, но в стилистике Высоцкого. И исполнял их очень похожим на В.В. голосом. А в клипах еще и смонтирован видеоряд с концертов Высоцкого... но, это не чтобы мимикрировать, в заголовке честно всё сказано - стилизациии...
«Восхождение»

«Атеистическая молитва»

«Лирическая повинная»
мышь в доспехах

Михаил Щербаков. «Песня о героях».

Михаил Щербаков. «Песня о героях».

За суетность и тщетность наших лет пустынных,
за то, что так томительно и так темно в них,
совсем бы не хотелось осудить невинных,
когда б была возможность отыскать виновных.

На помощь нам спешат иных времен агенты.
От медленного Тибра и могучей Трои
над нами бесконечные летят легенды,
пред нами незабвенные идут герои.

Их поступь тяжела от долгих лет скитаний,
в речах - благоуханье неземных соцветий,
глаза таят следы пережитых страданий,
в них виден свет миров и слышен гул столетий.

На наш скалистый берег перекинув трапы,
спускаются они из невозможной дали,
всем видом говоря, какие мы растяпы:
они свершали подвиги, а мы моргали.

Но мы на них взираем в убежденье прочном,
что все их чудеса у нас давно в продаже.
И нам уже не нужен миф о страшном прошлом.
Всё больше как-то хочется спросить - что дальше?

И мы всю ночь мечтаем и поём с натугой,
какой наступит рай, как только утро грянет.
Покуда воет буря, нам и ночь подругой.
Но что мы будем петь, как только солнце встанет?

Заздравного вина иль погребальной хвои
подарит нам судьба уже, быть может, скоро?
Об этом ничего не говорят герои,
а только всё кивают и вздыхают скорбно.

1986, а как-то вновь актуально...
мышь в доспехах

М.Щербаков. Тир «Боярд».

Хорошо было Жан-Поль Сартру. Existence изо всех фрамуг.
Чуть предлог, на засов мансарду — и твори без помех про мух.
А попробуй-ка без засовов под густой коммунальный лай,
за ночь вымокнув и засохнув, четверть текста наутро сдай.
Вынь-положь в «Обозренье» очерк о всемирных войсках ООН.
Вновь не взялся никто из прочих. А ты взялся, душа с них вон.
Фактов нет, подоткнёшь намёков, лыко в строку да шерсти клок.
Может, высохнув и намокнув, четверть суммы получишь в срок.

Впору плакать, а ты не плачешь, а ты песни поёшь без нот.
То ли гордость от прочих прячешь, то ли ровно наоборот.
А я знаю, о чём поёшь ты и куда ты потом пойдёшь.
Потому что на тех похож ты, кто на прочих не всех похож.
Не пойдёшь ты потом, я знаю, пить «пять звёздочек» под стерлядь.
А пойдёшь ты потом, я знаю, из ружья по китам стрелять.
Есть в Нескучном саду потешный, шестистендовый тир «Боярд».
Это промысел твой безгрешный, это твой клавикорд, Моцарт!

Только в тире по крайней мере так уместны ружье и ты,
плюс мишени — морские звери: чудо-скаты и чудо-киты.
То-то ты, подходя к «Боярду», машешь крыльями — будто сам
завтра тоже себе мансарду купишь с видом на Нотр-Дам.
На четыре косых сажени отступив от подводных чуд,
бьёшь ты в яблочко, а мишени словно ровно того и ждут.
Кит обильным кренится боком, толстым боком, такой смешной!
Скат чернильным сочится током. Лобстер делает всем клешнёй.

То-то чудо, когда в два счёта ты из ста выбиваешь сто!
А в «Боярде» как раз — суббота, супер-что-то и Бог весть что.
Ты стоишь, ковыряешь в носе, а кругом фейерверк зажгли —
и несут тебе на подносе сто «косых» и билет в Орли.

Часом позже, в аэроплане, засыпаешь и смотришь сон,
как (с большим porte-monnaie в кармане) принимаешь парад ООН.
Как вдоль танковых и пехотных войск идёшь ты, чеканя шаг.
Дескать, тот ещё сам охотник. Только спрятанный под пиджак.
... Рдеют цифры на мониторе: минус семьдесят за бортом.
И в окне голубое море покрывается снегом и льдом.
Стерлядь-чудо златым как уголь глазом блещет из полыньи.
Турбулентность идёт на убыль. Нотр-Дам говорит bonne nuit.

2006
мышь в доспехах

Такой же предатель, как мы.

Оказывается, я всё пропустил и Кобзон каза болду. По телевизору педерача (проходил мимо), где рассказывают, каким чудесным человеком был покойный. На мой взгляд, покойный был лицемерным ублюдком, моральным уродом и гавнюком, в общем, обычным человеком, как я или вы, например.
Убейте меня, не понимаю, зачем смешивать творчество и творца. "Песни Кобзона" и "сам Кобзон" это два разных объекта, крайне слабо связанных между собой. И любить одно и ненавидеть другое - скорее, нормально.
мышь в доспехах

Осень и мысли такие....



Городницкий. ТымерА.
--------------------------------
Когда разгораются тёмным подобьем костра
На вянущем склоне рябины багряные кисти,
Мне вновь вспоминается злая река Тымера,
Что значит дословно "опасная" по-эвенкийски.
Сегодня и дня не дано мне вернуться в года
Хмельного веселья, похмельного вязкого горя.
О камни звеня, убежала в Тунгуску вода,
Потом к Енисею, и далее в Карское море.
Но явственно, словно всё это случилось вчера,
В базальтовых скалах поток изогнувшая туго,
В ушах моих снова грохочет река Тымера,
Где тело искал я пропавшего без вести друга.
Когда одинокий, всю жизнь неизменно греша,
Явлюсь без гитары в тот край невесёлый безлунный,
На вечные сроки моя там пребудет душа
Больною и старой, — его же — останется юной.
Асфальт у ворот запорошило ранним снежком,
Серебряный шёлк затянул туруханские реки.
Кто старым умрет, — так и будет всегда стариком,
Кто юным ушёл, — молодым остаётся навеки.
мышь в доспехах

Творец и возраст

Интересная тема - как меняется творчество с возрастом. Как юный радикал становится умеренным, потом консерватором. Но при этом что-то радикальное все равно остается, характер не выкинешь.
Или там - чей-то талант расцветает (Стендаль), кто-то наоборот сильно хужеет, кто-то остается тем же "очень неровным".
А некоторых просто невозможно отделить от возраста. "Поздний Пушкин" - представить легко, а, допустим, "поздний Лермонтов"? У меня не получается.
мышь в доспехах

To happy few

Ночные мои посты почему-то частенько не видны в лентах френдов. Я заметил это случайно, но с тех пор - если пишу ночью, знаю, что этого никто не увидит. Вот и прекрасно :)
Так о чем это я? Собственно, о замкнутом круге. Об одних и тех же проблемах, которые приходится решать всю жизнь. Некоторые считают, что проблемная ситуация - это урок, который надо вызубрить наизусть, оттарабанить по писаному, и тогда перейдешь в следующий класс, а не останешься на второй год проблемная ситуация уже не повторится, а ты выйдешь на новые рубежи и будешь ходить, свысока поглядывая на всех и не здороваясь.
Как достал меня профанационный псевдобуддизм! Впрочем, я уже писал об этом.
Проблемная ситуация - это упражение. Теорема Пифагора, которую можно доказывать десятками способов, а потом даже дойти до неевклидовой геометрии, где она вообще неверна. Боксерская груша, которую колотят много-много лет каждый день. У каждого они (упражения) свои - любимые и нелюбимые, постоянные и меняющиеся. Но в основном, все-таки - одни и те же. Всю жизнь одни и те же. Жизнь не гоняет нас "по кругу", нет - она дает нам наши семь нот, семь цветов, 64 клетки, 4 угла ринга, 1 белый лист и так далее, кому что выпало.
И поскольку я не верю в загробную жизнь, переселение душ и прочий бред - пусть этот замкнутый круг не размыкается подольше.